April 17th, 2014

Спорынья VS Голодомор. Ч.1

Вопросом Голодомора я немного занимался. В целом, ситуацию я видел в форсированном переходе к коллективному хозяйствованию, для чего не хватало ни специалистов, ни должной сознательности крестьян. Что привело и к саботажу работ, и к массовым хищениям. На что наложился всплеск инфекционных заболеваний и разные перегибы руководства. А вот о заражении припрятанного хлеба спорыньёй - я не слышал. Выглядит вполне разумным объяснением. Что могут сказать специалисты?

Оригинал взят у kungurov в Трупоедство, как повод для национальной гордости (часть 4)
golodomor_nagradНачало тут. Я уже не раз писал о том, почему коллективизация проводилась форсированно. Эффективное государство – это такое государство, которое способно изымать достаточное количество прибавочного продукта. Причем ключевое слово здесь не «изымать», а «достаточное». Изъять дело нехитрое – устанавливается налог, 0,2% населения уголовно карается за уклонение от подати, остальные, глядя на решительные репрессии против уклонистов, платят исправно. Но чтобы отдать обществу прибавочный продукт, его надо произвести.

Российская империя была страной с крайне низким уровнем прибавочного продукта, потому что 85% населения были крестьяне, которые с трудом могли прокормить лишь самих себя. Грубо говоря, 4 крестьянина кормили 1 горожанина. А как же «кормили пол-Европы?». Объясняю для даунов в сотый раз: крестьяне не кормили «пол-Европы». Товарное зерно давали крупные ВЫСОКОПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫЕ капиталистические хозяйства, оснащенные современной сельхозтехникой. Оно-то и вывозилось.

После революции крупные капиталистические хозяйства по понятным причинам исчезли, земля перешла в распоряжение крестьян. Результат  предсказуем: производительность труда значительно снизилась.Землепашцы, конечно, стали жить лучше, но экономического стимула для наращивания производства у них, привыкших лишь обеспечивать себя едой, не было. Второй крайне неприятный момент: на селе, избавившегося от гнета крупного капиталиста (помещика),  образовалась прослойка мелких капиталистов-кулаков. Те, движимые жаждой наживы, имели экономический стимул для расширения производства, но не имели к тому возможности кроме одной-единственной:  усиления эксплуатации беднейшего крестьянства. То есть, если бы политика НЭПа была продолжена, то постепенно дореволюционный статус-кво был бы восстановлен, но в гораздо более жутком виде, потому что никакое усиление эксплуатации не способно дать того прибавочного продукта,  который до революции обеспечивался механизацией и высокотехнологичной агрономией крупных хозяйств.

Так, спрашивается, нахрена было социалистическую революцию городить, если в результате ее деревня  из недокапитализма скатывалась в квазифеодализм? Собственно, политика НЭПа зашла в тупик: крестьяне физически не могли дать прибавочный продукт, а кулаки не желали его давать до тех пор, пока им не предложат  «справедливую» цену. Справедливую цену мог предложить только рынок (ага, тот самый свободный рынок, на который надрачивают либерасты), поэтому кулаки начали саботировать хлебозаготовки. В их интересах было «попридержать» хлеб, искусственно создав дефицит, чтобы потом сбыть его по спекулятивным ценам. Под конец НЭПа кризис хлебозаготовок стал хроническим, во многих  городах вновь были введены карточки на хлеб. И это в ситуации, когда амбары сельских куркулей ломились от зерна!

Конечно, государство могло напечатать денег сколько угодно  расплатиться за зерно, но какой в денгах смысл, если они не обеспечены товарами потребления? Но чтобы появились в достаточном количестве потребительские товары, нужно было сначала построить средства производства средств производства (тяжелая промышленность), потом создать  средства производства ТНП (легкая промышленность), только после этого можно было насытить потребительский рынок. И, кстати, промышленность требовала много рабочих рук здесь и сейчас.

Это все называлось одним словом – ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ. На индустриализацию нужны были деньги, то бишь тот самый прибавочный продукт, который могли обеспечить только крестьяне. Следовательно, необходимо создать крупные ТОВАРНЫЕ хозяйства с ВЫСОКОЙ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТЬЮ ТРУДА, которую могла обеспечить только механизация. Все это должно привести к тому, чтобы крестьянин мог помимо себя прокормить еще троих горожан. Вот это и был тот добавочный продукт, который государство могло изъять у производителя . Изъять – не значит отобрать силой, тут вступают в действие стандартные  принципы экономического обмена.

Повышение производительности сельского хозяйства делает лишними миллионы крестьян, которых проглатывает стремительно развивающаяся индустрия, остро нуждающаяся в рабочих руках. Этот процесс перехода от аграрного к индустриальному обществу называется МОДЕРНИЗАЦИОННЫЙ ПЕРЕХОД. Если хотите своими глазами  увидеть и понять, что это такое, то поезжайте в Китай. Сияющие огнями приморские мегаполисы – лицо современного индустриаального мира, а потрясающая своей нищетой провинция живет еще аграрным укладом, при котором большинство людей озабочены исключительно самопрокормом.

Самый молниеносный модернизационный переход в истории человечества был осуществлен в нашей стране в ходе первых двух сталинских пятилеток. Колхозы – это и были те самые крупные товарные хозяйства, которые с помощью техники обеспечили резкий рост производительности труда (количество продукта, произведенного человеком в единицу времени). Главной проблемой при осуществлении модернизационного перехода был вовсе не недостаток сельхозтехники, ее-то как раз к началу 30-х годов уже массово производили, а в конце 30-х даже начали экспортировать. Главная проблема заключалась в косном сознании крестьянства, не способном адаптироваться к новым историческим реалиям.

Под словами «исторические реалии» я не подразумеваю политику агрессивной коллективизации и прочие прелести казарменного социализма. Исторические реалии – это катастрофическое отставание Советского Союза от ведущих индустриальных держав, которые делали страну НЕЖИЗНЕСПОСОБНОЙ.  Посмотрите на сегодняшнюю Украину – это нежизнеспособная подыхающая в корчах страна. Она сыпется без всякой агрессии извне, экономической блокады и стихийных бедствий.  Хотя с точки зрения малолетних дегенератов все там было ништяк – по айфонам, иномаркам и количеству бутиков на душу населения Украина далеко не последнее место в Европе занимала.
Collapse )


Спорынья VS Голодомор.Ч.2

Теперь самое время рассказать о том, что происходило с зарытым в землю зерном. А оно, естественно, становилось ядовитым. Главная заслуга в этом принадлежит спорынье – грибам-паразитам, поражающим рожь и пшеницу в дождливые годы. Спорынья делала непригодным для употребления в пищу даже то зерно, что хранилось в амбарах, если его туда засыпали непровеянным после обмолота (а перед обмолотом надо его обязательно просушить)или если влажность в хранилище была высокой. Что уж тут говорить о закопанном зерне?  Можно гарантировать, что оно через месяц-другой станет смертельно ядовитым.

Употребление зараженного спорыньей зерна вызывает эрготизм -  заболевание, вызванное отравлением человека и животных алкалоидами спорыньи. Алкалоиды вызывают сокращения мышц; высокие их дозы приводят к мучительной смерти, низкие — к сильным болям, умственным расстройствам, агрессивному поведению (если не верите мне, почитайте, что пишет врач). Особенно ужасен гангренозный (хронический) эрготизм, выкашивающий порой целые селения, причем поражала олезнь не только людей, но и весь домашний скот.

Слышали про феномен кликушества? Кликушество (огневица, огненная чума,  злые корчи)  – острое расстройство психики. Психические болезни не заразны, однако со средних веков  известны массовые эпидемии кликушества, то есть эрготизма. Причина их тогда была неведома, поэтому вызывала массовую истерию по борьбе с колдовством, сжигание ведьм и т.д. Сегодня же вполне очевидно, что эпидемии эрготизма вызывались отравлением алкалоидами спорыньи. Происходило это в голодные годы, когда, во-первых, в холодное дождливое лето был низкий урожай, а собранное зерно из-за высокой влажности было тотально поражено спорыньей; во-вторых, распечатывали заначки с прошлых лет, где неправильно хранимое зерно тоже оказывалось зараженным.

В 1932-1933 гг. на Украине (и не только) происходило массовое и хроническое отравление алкалоидами спорыньи. А в комплекте шел микотоксикоз, афлотоксикоз, головня… Всего с десяток ядовитых грибов поражал зерно из-за высокой влажности при хранении.

Теперь давайте разберемся с феноменом опухания. Повторюсь, что опухание (отечность) при голоде нехарактерно. В 1941-1942 гг. немцы уморили голодом в лагерях полтора миллиона пленных красноармейцев – имела место массовая дистрофия. В блогадном Ленинграде – то же самое. Во время голода 1946-1947 гг. так же наблюдалась массовая дистрофия. И лишь при «голодоморе» люди пухли и умирали опухшие. Снова предоставлю слово специалисту dobriy_doktor. Вот выдержка из его поста Что коммунисты поломали колхозами:

«Если человек голодает, но нет диареи – отёки будут небольшие или их не будет вообще, т.к. белок плазмы, который удерживает воду в кровеносном русле, будет синтезироваться  из «ненужных» организму своих  белков. Но, если во время голодания ещё и диарея возникает (в случае с микотоксикозами – имеет место поражение стенки кишки, в просвет сочится лимфа, сукровица…), то происходит потеря белка с калом, что в условиях голода (т.е. недостатком поступления в т.ч. аминокислот) ведёт к уменьшению онкотического давления, и вода из плазмы крови переходит в ткани. В результате человек «опухает» - развивается анасарка».

Повторяю очевидное: опухание – не симптом истощения, это признак отравления. Ели отравленное ПО СОБСТВЕННОЙ ЖЕ ВИНЕ ворованное зерно – травились. Опухали и умирали.

Collapse )