nesvidomij (nesvidomij) wrote,
nesvidomij
nesvidomij

Categories:

Государственный переворот 1953 года и его прикрытие на XX съезде (часть2/2)

ВОЙНА И РЕВОЛЮЦИЯ

Итак, во время допроса в НКВД СССР 26 января 1938 г. Раковский показал:

«Они», в конце концов, увидели, что Сталин не может быть свергнут путём государственного переворота, и их исторический опыт продиктовал им решение повторения со Сталиным того, что было сделано с царём!

Это феноменально уникальное признание целого ряда важнейших обстоятельств и фактов:


  • что свержение монархии в России дело рук заправил Запада; до него ни один из высокопоставленных из «ленинских гвардейцев» не признавал этого, тем более, находясь в СССР;

  • что против царя был использован механизм тандема мировой войны и «революции»;

  • что против Сталина предпринималась череда заговоров, ориентированных на государственный переворот, но все — безуспешно;

  • что в СССР издавна существовала не просто антисталинская оппозиция, а именно же крайне агрессивно настроенная антисталинская оппозиция, готовая, ради достижения «своих» целей, на самые крутые меры — вплоть до государственного переворота и убийства Сталина;

  • что эта оппозиция никуда не исчезла;

  • что «Они» решили использовать имевшуюся в наличии внутреннюю оппозицию опять в рамках механизма тандема войны и «революции», то есть государственного переворота в условиях войны;

  • наконец, что ни «Они», ни сама эта оппозиция никогда не порывали тесной связи друг с другом.

Исторический опыт мог быть востребован только при наличии такой тесной связи. Потому как для применения тандема войны и «революции», необходимо было располагать внутренней «когортой» негодяев. Иначе «революция» не получится.

Для разведывательно-исторического расследования наиболее важно следующее.


  1. Что «Они», в конце концов, увидели, что Сталин не может быть низвергнут путём государственного переворота …». За этим «в конце концов» стоит еще более феноменальное признание — что на самом-то Западе давным-давно прекрасно поняли, почему Троцкий, а вместе с ним и сам Запад, проиграли Сталину. Череда заговоров с целью осуществления государственного переворота для свержения Сталина в качестве исходной печки, как и любое иное политическое явление, обязана была иметь и действительно имела до крайности бесивший Запад и Троцкого вывод. Вывод о давно сложившемся, непобедимом обычными, бескровными политическими средствами преобладании Сталина, одолеть которое можно было только физическим его устранением, то есть убийством. И Раковский безоговорочно подтвердил это, четко указав на то, что смертный приговор Сталину был вынесен Троцким и его сторонниками еще при жизни Ленина — на рубеже 1922—1923 гг. Когда он без году неделю пребывал на посту генерального секретаря партии.
    В действительности же попытки физического устранения Сталина предпринимались Троцким, начиная с 1919 года. Это напрямую связано с «завещанием» Ленина. Соответственно, и нам до чрезвычайности важно знать не только то, что Запад знал ещё тогда, но и, прежде всего, то, почемуего настолько бесило непобедимое обычными, бескровными средствами политическое преобладание Сталина, что в течение 20-х годов под руководством Троцкого предпринималась череда попыток государственных переворотов ради свержения Сталина.

  2. Что, убедившись в полном бессилии внутренней антисталинской оппозиции,«Они», на основании своего «исторического опыта», приняли конкретное решение развязать войну против СССР по сценарию, аналогичному тому, который был использован против царя! Для чего, как поведал Раковский, и привели Гитлера к власти в Германии.

А это означает, что то, что с давних пор вызывало неописуемое бешенство Запада и вследствие чего Троцкий неоднократно предпринимал попытки государственного переворота, есть суть свидетельства того, что заправилам Запада не давали покоя ещё со времен Первой мировой войны недостигнутые им глобальные цели. Всего одной фразой Раковский очень даже смачно подтвердил это. Потому Они и рискнули на привод Гитлера к власти — с помощью этого одержимого они намеревались всё-таки достигнуть этих целей.

С другой стороны, констатировав факт полного бессилия оппозиции в деле свержения Сталина путём только внутреннего государственного переворота, Раковский, сам того не подозревая, показал первопричины провала оппозиции в 1936—1938 годах, что было связано:


  • с очень сильной переоценкой оппозицией своего значения в политическом и особенно геополитическом пасьянсах Запада, начало чему положил лично Троцкий, какую ошибку делают и сегодняшние наши оппозиционеры, которых Запад всегда воспринимал как холопов;


  • с двойной игрой оппозиции с Западом, проистекавшей именно из этой переоценки. Двурушников и Запад тоже терпеть не может. Потому-то, в конце концов, и завалил все заговоры оппозиции, в первую очередь, «естественно», заговор военных во главе с Тухачевским. Естественно, не из любви к Сталину и СССР. Заправилы Запада не руководствовались соображениями свержения лично Сталина. В 20-х—30-х годах они не считали его ровней себе. И свой «исторический опыт» востребовал совершенно по иной причине, нежели просто в порядке удовлетворения собственного искуса проделать со Сталиным то, что однажды уже было проделано с царём. Необходимо было запустить мировую маркситскую революцию на планете, а И.В. Сталин свернул с этого курса начав «строить социализм в отдельно взятой стране». Ситуация ещё больше изменилась после войны, когда СССР фактически стал самодостаточным государством-суперконцерном с альтернативной западным хозяйственной, ценовой и экономической политиками и стала критической после написания И.В. Сталиным своего по сути политического завещания «Экономические проблемы строительства социализма в СССР», где он фактически «уничтожил» марксизм, изначально призванный разрешить общемировой кризис капитализма, который не был пропагандисткой выдумкой;

Поэтому война с Западом, как крайнее средство изменения политического и экономического расклада в Европ, ожидалась как Политбюро, так и в домах простых людей. Советское руководство заблаговременно знало об угрозах и совершенно правильно оценивало международную ситуацию. Так, ещё в самом начале 1927 г. (29 января) задачи разведслужб СССР уже формулировались, отталкиваясь от следующего основополагающего тезиса:

Для оттяжки войны нашего Союза с капиталистическим миром и улучшения нашего военно-политического положения…

Обратите внимание на дату такой формулировки. Ведь со дня подписания Локарнских соглашений прошло чуть более года. А угроза войны уже остро вырисовалась. Ровно через три года, 30 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о новых приоритетных задачах разведки, пункт № 1 которого гласил:

Раскрытие интервенционистских планов, разрабатываемых в правительственных кругах великих держав Европы — Великобритании, Франции, Германии, сопредельных стран — вероятных противников СССР (Польши и Румынии, а на Дальнем Востоке — Японии).

Как видите, угроза нападения настолько возросла, что Политбюро прямо поставило задачу раскрытия интервенционистских планов великих держав Европы.

Не осталась в стороне и внутренняя оппозиция. Прекрасно понимая, что означает нагнетание угрозы военного нападения на Советский Союз, оппозиция развёртывалась не только методически и агрессивно, не только по определённому боевому плану, но и, прежде всего, по тому плану, который однозначно подразумевал организацию военного поражения СССР с целью перехвата в такой ситуации власти в государстве. Именно тогда, в 1927 года, надеясь на скорое нападение Запада, «бес мировой революции» не выдержал и возопил о том, что нужно брать власть тогда, когда враг находится в 80 км от столицы! Но как враг может оказаться в 80 км от столицы такого гигантского государства, само территориальное пространство которого является естественным его защитником, в котором растворяется ударная мощь любого агрессора?! Только в результате злоумышленно организованного военного поражения советских войск! А кто может организовать поражение собственных войск?! Только собственный генералитет! Короче говоря, ещё тогда «бес» сдуру полностью раскрыл ставку оппозиции на поражение в ходе войны для последующего совершения государственного переворота. Более того. Раскрыл ставку на своих сторонников в РККА, прежде всего в высшем командном звене, так как только они могли устроить быстрое военное поражение. В 1928 году, как уже отмечалось, он собственноручно письменно же подтвердил это в одном из своих писем сторонникам. О причинах катастрофы 22 июня 1941 года мы писали в статье «22 июня 1941 — последствия управленческих ошибок» (http://inance.ru/2014/06/22june/).

В принципе-то это не стало какой-то особенной новостью для занятого мирным созиданием советского руководства, особенно для Сталина. Он прекрасно знал политическую родословную оппозиции. А породившей её стихией как раз и была война и умышленно организованная царским генералитетом серия беспрерывных поражений русской армии ещё в Первой мировой войне. Своими показаниями Раковский однозначно это подтвердил. Но Сталин-то знал об этом задолго до показаний Раковского. Ещё с середины 20-х годов он обратил внимание на одно явление, которое никак не привлекает к себе внимание исследователей. Уже в те годы стала вырисовываться одна «традиция», суть которой в следующем.

Сопоставление времени поступления всех известных на сегодня данных советских спецслужб о заговоре антисталинской оппозиции (включая и заговор военных) с хронологией фактов обострения международной обстановки вокруг Советского Союза, свидетельствует о безукоризненно закономерном совпадении: по мере нарастания угрозы вооруженного нападения извне, одновременно нарастала и угроза внутреннего переворота на основе перманентного заговора оппозиции!

Тогда угрозу вооруженного нападения не смогли реализовать только потому, что Сталин постоянно предпринимал интенсивные меры для укрепления внешней безопасности государства, в том числе и, прежде всего, дипломатические. С их помощью он искусно вышивал мощный бронежилет безопасности СССР в виде всевозможных договоров о ненападении с государствами как по периметру, особенно, западных границ, а также с основными европейскими игроками. «Частокол» этих договоров был настолько мощным — к тому же он опирался на аналогичные договора между самими приграничными с СССР государствами и основными европейскими игроками, — что преодолеть его физически было невозможно. На Западе это прекрасно понимали. Так, за две недели до привода Гитлера к власти, советская военная разведка агентурным путём добыла запись беседы между командующим рейхсвером генералом Гаммерштейном и венгерским посланником в Берлине Кания, состоявшейся ещё 11 декабря 1932 г. В документе, в частности, говорилось:

«Кания: Россия добилась всё-таки чрезвычайных успехов своими пактами о ненападении, и ее дипломатические позиции очень укрепились.

Гаммерштейн: Следует, конечно, отличать дипломатическую мощь от мощи действительной. Всё же, по моему мнению, Россия неприступна».

Естественно, что в такой ситуации надеяться на вооруженное нападение на СССР было бессмысленно, как, впрочем, и на государственный переворот внутри Советского Союза. Необходимая по марксистскому шаблону ситуация военного поражения как предтечи для «революции» не складывалась. Необходим был совершенно иной, не тривиальный ход. Более того. Нужен был именно такой ход, который смог бы проломить указанный выше бронежилет безопасности СССР. Проще говоря, Запад увидел, что оппозиция не в состоянии собственными силами свергнуть Сталина, как, впрочем, и собственное бессилие в организации прежними методами вооруженного нападения на Советский Союз. Этим нетривиальным ходом и стал Адольф Гитлер!

Вот почему Раковский и заявил в своих показаниях:

«Они», в конце концов, увидели, что Сталин не может быть низвергнут путём государственного переворота, и их исторический опыт продиктовал им решение повторения со Сталиным того, что было сделано с царём. Имелось тут одно затруднение, казавшееся нам непреодолимым. Во всей Европе не было государства-агрессора. Ни одно из них не было расположено удобно в географическом отношении и не обладало армией, достаточной для того, чтобы атаковать Россию. Если такой страны не было, то «Они» должны были создать её».

Они и создали её — нацистский рейх.

http://inance.ru/2015/06/oni/

Tags: СССР, Сталин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments