nesvidomij (nesvidomij) wrote,
nesvidomij
nesvidomij

«Про национальную аристократию и про три основных метода её организации». Ч.27.

«Про национальную аристократию и про три основных метода её организации». Ч.26.


который мог бы силой и террором эти присоединённые к метрополии пассивные массы держать в послушании.
     В первом случае мы видим такую картину: чтобы увеличить свои ряды, правящая классократическая аристократия начинает принимать к себе, вместо  созвучных ей рыцарских и материально производящих активных элементов, те пассивные и нерыцарские элементы из колоний, которые отреклись  от своей  территориальной и национальной обособленности, принимают метропольную власть, увеличивают ряды метропольной аристократии, но в этих рядах ищут себе не аристократического творчества, а спокойного бытия и господства  под защитой силы этой чужой аристократии.
     При неразложенной аристократии мы видим явление, как раз, противоположное: там прибывшие активные захватнические элементы приняли в свои ряды, как раз, сопротивляющиеся активные, воинственные местные элементы. Приняв одновременно их местный язык, их местные обычаи, их местную обособленность, одним словом, ограничив свою аристократическую активность соответственно к степени восприимчивости местных завоёванных масс, они создали совместно с местной аристократией первый местный, национальный, подобранный по чертам духовной похожести, рыцарский, творческий аристократический класс. А тут наоборот: активные элементы разложили и испохабили как себя, так и местную аристократию; они притянули к себе её наиболее никчемные пассивные части, которые со страху и жадности приняли язык, обычаи и национальность активных элементов прибывших, избавившись одновременно от принуждения к творчеству, от своих аристократических обязанностей в отношении своих пассивных масс.  Продукт такого неприродного, хаотического расового смешения активных жёлтых победителей – не с духовно созвучными  им, наиболее активными, а с духовно им противоположными, наиболее пассивными чёрными – продукт всякой колониальной экспансии – даёт первую генерацию демократии, даёт первых представителей демократического метиса.
      Попав в ряды господствующей аристократии, такой метис   начинает множиться так быстро, как бацилла туберкулёза в слабых лёгких. Со своей психикой полувоина, полупацифиста – жадный на власть, но не способный к риску и жертве для этой власти – он начинает пожирать всё, что своей кровью рыцарской и жертвенным ограничением себе приобрела когда-то господствующая аристократия, в ряды которой он попал.
        Он не испытал тяжелого боя с пассивностью и инертностью масс, он,  не имея в себе аристократического, творческого порыва, не в состоянии даже понять, какой великой организованности, какой  сильной внутренней дисциплины и какого ограничения своих империалистических инстинктов требует аристократический творческий порыв, чтобы его восприняли, чтобы за ним могли идти пассивные и инертные массы. Оказавшись в рядах господствующей аристократии не за рыцарские жертвенные заслуги, он, со своей психикой разнузданного и распоясанного хама, безгранично удивляется, почему это необходимо ограничивать свою жажду власти каким-то послушанием авторитету монархии и религии, какими-то над правящей аристократией стоящими светскими и духовными законами. Ему кажется, что пассивным «быдлом» можно править самому, по-республикански, неограниченно – нужно только этому «быдлу» показать «интерес и пользу» от этой республиканской власти, нужно это «быдло» для своей власти купить так же, как купили для власти его: демократического метиса. Отсюда рождается вся «политика» демократической аристократии, все её «народолюбивые» демократические программы бытия, которыми – а не по своим, выработанным в прошлом, внутренней силой и ценностью – она желает приобрести для своей власти пассивные «народные» массы. Отсюда также её крикливый «ура – патриотический» национализм, несдержанный и глупый, как и вся неуравновешенная психика метисов. И этот словесный крикливый, шовинистический, и притом всём фиктивный «патриотизм» метисов заменяет старый спокойный, выдержанный, но твёрдый, фактический и творческий патриотизм классократии с минуты победы демократии, с минуты фактического распада и фиктивного «литературного возрождения» такой замирающей, демократизированной нации.
     В период  распространения и укрепления власти метрополии в колонии, число этого господствующего метиса, пропорционально к пассивной массе, непомерно быстро растёт. Желающих быть купленными для власти всегда находится великое множество. Дорвавшись к власти, они своими расово отличительными стихийными желаниями все больше раскладывают первично
Tags: В. Липинский, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments