nesvidomij (nesvidomij) wrote,
nesvidomij
nesvidomij

«Про национальную аристократию и про три основных метода её организации». Ч.31.

«Про национальную аристократию и про три основных метода её организации». Ч.30.


на предыдущих стадиях развития и сохраняющий механическое единство нации, сильный охлократический государственный апарат, как это видим, например, во Франции, где этот унаследованный демократией от «старого режима» охлократический государственный аппарат сохраняет единство нации, невзирая на всю деятельность французской «патриотичной демократии». Факт тем объясняется факт, что ни одна нация не начала и не может начать своё существование от демократии и что демократические нации могут существовать только там, где уже была или есть своё собственное национальное государство, т. е. там, где были и правили свои собственные классократические или охлократические аристократии.

Примечание.
На Надднепрянщине старая классократическая органичная Русь уже давно пала в неравном бою. Её останки распылились в охлократической «общерусскости» или оказались среди вымирающих «зубров» старой господской консервативно Польско-Литовского государства. Поэтому стихийным, органичным забором против напора России эта мёртвая уже Русь тут служить не может. Потомок этой Надднепрянской Руси: Украинство – органический результат казацко-шляхетского класса 17 в. – могло бы – как органичная, стихийная, не требующая рациональных доказательств демократии и потому реальная, а не фиктивная сила – существовать тогда, когда бы возродился, скрепил себя новыми созвучными элементами, и наново организовался этот основной рыцарско-земледельческий консервативный украинский класс. Собственно этот процесс оказался у возрождённом в 1918 г. Гетманстве – единственным современным проявлением органичного, стихийного, а не литературного, фиктивного украинства. К сожалению, весь «порыв» украинской демократии пошёл на уничтожение слабых зачатков этого единственного Украинско-творческого процесса: пошёл на уничтожение возрождающихся органичных консервативных основ Украинской Нации. Поэтому после исполнения этого «патриотического» дела, украинская демократия подрезала сама под собой сук, на котором могла бы сидеть и стала опять тем, чем она была и ранее: распылённым сборищем взаимно себя ненавидящих литераторов, абсолютно неспособных к политическому творчеству и абсолютно бессильных в борьбе с Россией.
   Когда целое украинство не  должно остаться только отменой старого органичного оплота Руси против Польши – проявлением «юго-западной руськой» жизни, которое возможно в значении деструктивной политической силы только под Польшей – то оно должно из украинства слизнякового, «мягкого», демократического, преобразоваться в украинство классократическое, «твёрдое», такое, какими были эти железные завоеватели, что эту твёрдую старую западную Русь когда-то бы сотворили. Не из русофобских спекулятивно-демократических деклараций, писанных в занятом Польшей Львове сможет такое украинство родиться. Только возрождение и организация в украинских национальных формах – как в Галичине, так и в Надднепрянщине – основных, материально сильных, духовно объединённых, производственных и рыцарских консервативных классов и такая их внутренняя сила, чтобы её хватило,  как на отвоевание Украины из под метрополий, так и на очищение её от  внутренней  демократической гнили, сможет положить основу Украинской Нации и преобразовать украинство с демократической политической спекуляции или галушково-литературного национального провансальства, в творческую, великую, мировую национальную силу.
   Автор тоже совсем справедливо говорит: «рационализм и демократия значат в первом приближении полную атомизацию; общество разбивается на одиночные человеческие единицы – атомы, из которых только механически, искусственно, путём сложенной организации должна зародиться высшая целостность». После выше сказанного непонятно, почему Автор пишет о «безнациональности  феодального предкапиталистического государства» и уверяет, что «исторически рождение современной нации  связано с рождением современной демократии».
   Понятно, что демократический период жизни нации связан  с рождением демократии и с уничтожением классократии или охлократии: чтобы создать демократическую Францию, нужно было новорожденной демократии разложить господствующую перед тем французскую, а не какую-то другую, охлократию; чтобы строить демократическую УНР – необходимо было развалить недемократическую украинскую Гетманщину и т. д. Но ни одна современная и несовременная нация – как таковая – не родилась при демократии и от демократии. Пусть Автор укажет хотя бы одну нацию в мире, которая выработала бы своё отдельное название, отдельный язык, получила отельную территорию, приобрела свою историческую традицию, построила своё государство, одним словом, стала национальной индивидуальностью и отдельностью при господстве демократии. Разве Англия, Франция, Германия и т. д. стали нациями тогда, когда у них появилась демократия? Разве тогда выросла их национальная сила и могущество? Разве эти  Англичане, которые построили сегодняшние  демократические Северо-Американские  Штаты, были демократами? Разве Венгрия, например, это слабая нация потому, что в ней слабая демократия? Разве Провансальцы, Ирландцы, Украинцы, северо-американские «нации», это сильные нации потому, что они наиболее демократические? Или причина слабости этих наций не лежит в том, что во главе их стоят собственно демократии и что демократический червь распада свил своё гнездо уже в самом зерне, из которого должны до сих пор вырасти эти нации?

Tags: В. Липинский, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments