nesvidomij (nesvidomij) wrote,
nesvidomij
nesvidomij

Category:

Заметки о голоде 1932-1933. Часть четвертая. Дела финансовые, дела экспортные-2.1

Урожай 1932 года

Начнем со справочной информации. Экспортом зерновых, бобовых и разного рода семян, а также сахара, занималось внешнеторговое объединение Экспортхлеб. Особенностью работы Экспортхлеба было то, что кредитные операции в основной своей части Экспортхлеб проводил самостоятельно. Также операции с хлебом позволяли получать максимально быстрое получение валюты, так как, независимо от реализации, Экспортхлеб имел возможность получать кредиты в пределах, соответствующих фактически осуществляемому экспорту. Кроме того, Экспортхлеб получал также кредиты под товары, находящиеся в портах СССР, причем сумма этих кредитов достигала обычно 1.250.000 ф. стерлингов (11,8 млн. руб). Наиболее благоприятный период в работе Экспортхлеба относился к 3-му кварталу, когда с началом уборки удавалось получить кредиты до 1 млн. ф. стерлингов (9,5 млн. руб.) и возможность получения варрантных кредитов под товар, находящийся в СССР. К наиболее напряженному периоду относился второй квартал следующего года, когда одновременно со снижением объемов экспорта, приходилось оплачивать кредиты, полученные в начале кампании37.

Зерно на экспорт передавалось Комитетом заготовок при СНК СССР в адрес Наркомата Внешней Торговли. В документах это фигурировало как «отгрузки на экспорт». В зависимости от ситуации, могла происходить и обратная отгрузка от НКВТ к Комзагу, как к примеру весной 1932 года. Под экспортом подразумевается непосредственное пересечение товаром границы СССР. Т.е. отгрузки на экспорт товара, означали лишь передачу его НКВТ, и совершенно не означали его непосредственный экспорт, т.к. часть зерна могла передаваться в Торгсин, оставаться в портах СССР в качестве залога, а также отгружаться обратно.

Вернемся к урожаю. Официальная оценка 1932 года 69,9 млн. т. (Подробней на эту тему тут) Учитывая неурожай 1931 года, план заготовок был снижен с 22,4 до 20,5 млн.т, но, с учетом гарнцевого сбора и возвратом семенных ссуд, планировалось заготовить не меньше 23,4 млн. т. (Подробней тут) В процессе самой заготовительной кампании планы приходилось неоднократно корректировать в сторону снижения, с итоговым результатом 18,8 млн. т. Вместе с сокращением хлебозаготовок изменялся и план экспорта зерновых.

Краткая хронология:

16 января 1932 г. -  По утвержденному Политбюро плану на календарный 1932 год, экспорт 6,2 млн. т. (6 235 тыс.т.)38.

23 июня 1932 г. – Каганович-Сталину: «Внешторг включил в экспортно-импортный план III кв[артала] вывоз 60 мил. пуд]ов] зерновых и кроме этого завоз в порты сверх этого 50 м[лн]. пуд[ов] для залога и продажи в октябре. Годовой план экспорта из урожая  32 г. он предлагает довести до 4 млн. тонн. Мы этот вопрос пока не решили. Конечно, вывозить обязательно необходимо немедленно и надо дать отпор настроениям, сложившимся на почве некоторых затруднений последних пару месяцев, что не надо-де вывозить, но вопрос сколько вывезти в IIIквартале, думаю, что цифру Внешторга немного сократить придется. Прошу Вас сообщить Ваше мнение»39.

26 июня 1932 г. – Ответ Сталина: «По экспорту хлеба предлагаю серьезно сократить план Розенгольца (для III квартала)»40.

16 июля 1932 г. – Политбюро утвердило экспорт хлеба в III квартале в размере 31,5 млн. пуд (включая и бобовые), 20 млн. пудов для варранта и 10 млн. пуд. переходящих остатков, всего 61,5 млн. пуд. Также принято решение, «разрешить НКВТ по мере необходимости использовать метод продажи в порядке срочных сделок на бирже (фьючерсы) пшеницы в целях страхования цен. Объем таких продаж определить не свыше 200 тыс. тонн»41.

9 сентября 1932 г. –  Принятие нового плана хлебозаготовок 21,6 млн. т., и хлебофуражного баланса урожая 1932-1933 гг.  После неоднократных переносов, наконец то были определены и размеры экспорта урожая 1932 г. в 2,7 млн. т.42

20 октября 1932 г. – Решение о сокращении экспорта хлеба из урожая 1932 г. с 2,7 млн. до 2,46 млн. т.43

23 октября 1932 г. – Постановление ЦК: «Произведенное уменьшение экспортного плана зерновых культур урожая 1932 г. на 15 млн. пудов распространить полностью на пшеницу».44

1 декабря 1932 г. – Комзаг представляет изменения хлебофуражного баланса от 9 сентября, исходя из плана хлебозаготовок в 19,8 млн. т, что меньше изначальной цифры на 3,6 млн.т. Касательно экспорта: «Годовой план экспорта всех зерновых культур мы предлагаем уменьшить на 65 млн. пуд. и установить его в размере 100 млн. пуд вместо 165 млн. пуд. Наше предложение означает, что помимо того, что будет сдано на экспорт до 1 января 1933 года (70 млн. пуд) может быть сдано в первом полугодии 1933 года 30 млн. пуд. Вся сдача после 1-го января в размере 30 млн. пуд, за исключением отгрузок Монголии, нами проектируется исключительно фуражными и бобовыми культурами, т.е. мы считаем невозможным кроме Монголии, производить экспорт продкультур после 1 января»45.

9 декабря 1932 г. – Решение Политбюро: «Утвердить план экспорта в размере 100 млн. пудов (1,64 млн.т), из которых продовольственных культур (пшеница и рожь) - 49 млн. пудов. Отмечая, что по состоянию на 1 декабря фактически отгружено на экспорт 75 млн. пудов зерновых культур, в том числе продовольственных 46 млн. пудов» и  «отгрузки зерновых культур на экспорт с 25 декабря производить всеми зерновыми культурами, за исключением продовольственных (кроме Монголии) равными частями в течение 3 месяцев (январь, февраль, март)»46.

31 марта 1933 г. – Принято решение: «Прекратить экспорт зерновых культур урожая 1932 г. начиная с 1-4-1933»47.

Отгрузки на экспорт и экспорт в цифрах урожая 1932 г.48:


Как мы видим, картина движения на экспорт урожая 1932 года схожа с кампанией 1931-1932 гг. В этот раз были учтены ошибки прошлого сезона, хлебозаготовки и экспорт изначально снижены, и впоследствии еще и уменьшались по ходу заготовительной кампании. К январю 1933 г. года план хлебозаготовок был уже не 23,4 млн. т, а 21,6 млн.т., в дальнейшем скатившись до 18,8 млн.т. Соответственно, был снижен и план экспорта с 2,7 млн. т до 1,64 млн. т.  Отгруженное на экспорт зерно на 75% либо уже было вывезено, либо являлось залогом кредитов. Также, были внесены очередные коррективы путем прекращения отгрузок продовольственных хлебов. По умолчанию подразумевалось, что часть урожая, не попавшего под хлебозаготовительный план, существует, и собранный урожай осел в деревне. В марте 1933 г. выяснилось, что в сельской местности ряда регионов хлеб также отсутствует, и, к концу месяца, было принято решение о полном прекращении экспорта с 1 апреля. В отличие от сезона 1931-32 гг., когда у государства еще была возможность импортировать зерно, во втором квартале 1933 года, в силу пика финансового кризиса, это уже было проблематично, и упор шел на использовании зерна из Госфонда и Непфонда. В конечном итоге, как видно из таблицы, из последней цифры плана экспорта в 1,64 млн.т., было экспортировано 1,36 млн.т.

Остается вопрос в отношении экспорта второго квартала в размере 49,7 тыс. т., после принятого решения Политбюро о его прекращении. Однозначного ответа найти не удалось. По всей вероятности, это связано непосредственно с деятельностью объединения Экспортхлеб, который, как мы помним, в начале сезона получал кредиты на сумму предстоящего экспорта, и во втором квартале 1933 года вынужден был их возвращать. При этом надо учесть, что цифра экспорта снижалась в течении осени 1932 г., а значит не покрывала полученных кредитов под урожай 1932 г.  Поэтому мы возьмем таблицы из предыдущей части, и немного их изменим. Добавим колонку планов валютных поступлений по Экспортхлебу и данные экспорта зерна (источники те же).


Несложно заметить, что ситуация с валютой Экспортхлеба практически идеально совпала и с пиком финансового кризиса и с пиком голода.

Подведем итоги.

Почему мы начали с 1930 года? Так совпало, что начало сплошной коллективизации и высокий урожай 1930 г., открыли перспективы для экспорта зерна. Выбросив крупную партию зерна на внешние рынки, СССР одним махом решил ряд задач. Смог добиться признания себя как страны-экспортера, договориться о кредитовании под собранный урожай и закрепиться на мировом рынке зерна. В 1931 году была предпринята попытка повторить показатели предыдущего года. Но из-за ошибок в оценке урожая, недооценки засухи и ошибок в планировании, во втором квартале 1932 г. пришлось срочно закупать пшеницу за рубежом, причем к необходимому сроку, маю-июню, удалось доставить лишь 43% от закупленной пшеницы. В 1932 году, учтя ошибки предыдущего года, руководство страны изначально сократило экспортные планы, но развернувшиеся осенью 1932 года события в очередной раз внесли в них свои коррективы. К началу 1933 года, когда стало ясно, что хлебозаготовительный план провален, был принят окончательный план экспорта, и,  учитывая уже отгруженное зерно, было принято решение о прекращении отгрузок на экспорт продовольственных хлебов. В марте в ряде регионов страны начал разворачиваться голод, который показал, что запасы урожая 1932 года, которые должны были  быть в сельской местности, отсутствуют. После этого было принято окончательное решение о прекращении экспорта хлеба с 1 апреля 1933 г. По роковому стечению обстоятельств, на второй квартал 1933 г. пришелся пик финансового кризиса СССР, когда выплаты по внешней задолженности на 60-65% приходилось закрывать золотом, поступлениями Торгсина и привлечением кредита из Германии. Более того, в таком же положении оказалось и внешнеторговое объединение Экспортхлеб, которое, в связи с сокращением экспорта и уже полученными кредитами, вынуждено было их оплачивать. Отсутствие свободных денежных средств делало проблематичным закупку зерна за рубежом. К тому же, как показал опыт сезона 1931-32 гг., изыскать необходимый объем зерна за границей за отведенный промежуток времени, являлось делом весьма непростым и непредсказуемым по срокам.

Что касается оценки действий руководства страны в целом и товарища Сталина в частности. Как мы помним, Сталин весьма точно оценил как момент для форсирования экспорта хлеба в 1930 году, так и текущую цену за зерно.  Как следствие, СССР был приглашен в сообщество экспортеров пшеницы, зафиксировался на рынке, получил доступ к кредитам, и возможность для размещения крупных импортных заказов за границей. Признание СССР экспортером пшеницы открывало дверь на мировой рынок, что в условиях противодействия экспорту товаров из СССР несло очевидные плюсы. А возможность быстрого получения кредитов на объем предстоящего экспорта, да еще при возможности оставления части зерна на территории СССР, да еще и при возможности закрыть при удачном раскладе до 30% поступления валюты, делало Экспортхлеб незаменимым, а экспорт зерна соблазнительным. При этом стоит отметить, что излишнего рвения вывезти всё из страны не просматривается. Если мы, к примеру, сравним экспорт 1913 года в 9,1 млн.т. и 1930 г. в 4,8 млн.т., то можно сделать вывод об определенной осторожности руководства страны в определении размеров экспорта. Эта же осторожность просматривается в переписке Сталина и Кагановича в отношении урожая 1931 года. 1932-1933 года, это начало крупных выплат за полученное оборудование, нарастание финансового кризиса со второй половины 1932 года с пиком в во втором квартале 1933 г. Несмотря на это, во время продовольственных затруднений  весной 1932 года руководство СССР сокращает экспорт, изыскивает деньги на импорт, освобождает от залога и возвращает часть зерна находящегося в портах СССР. В сезон урожая 1932 года просматривается большая оперативность в решениях (план экспорта менялся три раза), а также  желание подстраховаться от случайностей, изначально урезав размеры экспорта, несмотря на насущную необходимость его увеличения. По мере нарастания кризиса власти сокращают экспорт, а не увеличивают, и пытаются в меру собственных возможностей изыскать иные пути поиска валюты. Во втором квартале 1933 года, когда совпали и пик голода и пик финансового кризиса, власти окончательно прекращают экспорт урожая 1932 г., в итоге недовыполнив план на 274 тыс.т. Т.е. приоритетом действий руководства СССР являлась текущая продовольственная ситуация внутри страны, и в случае возникновения продовольственного кризиса действия были направлены на его разрешение, исходя из имеющихся на тот момент возможностей.

---------

В качестве дополнительной информации.

Основные виды кредитов Экспортхлеба. Варрантные кредиты (под залог зерна в советских портах) обеспечивали два банка. Первый - английский банк ООЗ. Ставка 9,4% годовых, при базовой в 7%.  Разница - это комиссия посредников и контролирующей компании  Контроль и Ко. Заваррантировано на 1 января 1933 г. 427 тыс. т. Второй - швейцарский банк Сокком. 14,03% при базовой ставке 12,5% годовых. Специализация - варрантирование товаров неэкспортного назначения. На 1 января 1933 г. заваррантировано 100 тыс.т.

Бланковые кредиты (без обеспечения) около 7 млн. р. под 10,3% годовых и ломбардные (со складированием за границей) под 11,7% годовых, в размере около 10% от вывоза.49

Изменение цен на зерновые к 1932 г. Вырученная по пшенице цена в 1932 году составляла 37,7%  от цен 1928-1929 г. Выручка в 1932 г. по ржи составляла 77,2%, по ячменю 61%, по овсу 83,4% и по кукурузе 42,9% по сравнению с ценами 1928-1929 г. Из других товаров той же группы более резкому снижению подверглись жмыхи, которые составляли 28,6% от цен 1928/29 г, бобовые растения 28,6%, а семена и прочие составляли всего 14,5%. Резкое снижение по этой категории товаров началось с 1931 г.50

Роль Экспортхлеба.

Удельный вес зерновых в общем объеме экспорта не превышал 20% в пиковые 1930-1931 гг. Но в плане валютных поступлений Экспортхлеб, среди остальных внешнеторговых объединений, уверенно занимал первое место. Удельный вес этого объединения в % к итогу всех поступлений выглядит так:

1929-9,9

1930-29,0

1931-32,1

1932-20,751

--------

PS. Тык-с. Хм. В общем с деньгами туган. Если кто поможет, спасибо. И да...  будет счастье.
Карта сбера
6390 0238 9000 99 8559

---------

1 Сельское хозяйство СССР. Ежегодник 1935. Государственное издательство колхозной и совхозной литературы "Сельхозгиз", Москва, 1936 стр. 629

2 Там же стр. 213

3 М. Чернов «Организация хлебозаготовок в 1930/31 г.» М. Плановое хозяйство № 6, 1930 год Стр. 14

4 М.Вольф «План социалистической реконструкции сельского хозяйства на 1931 г.» Плановое хозяйство № 12-1930 г. М.  стр. 166

5 Сельское хозяйство СССР. Ежегодник 1935. Государственное издательство колхозной и совхозной литературы "Сельхозгиз", Москва, 1936 стр. 216

6 Там же стр. 215

7 Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. (Статистический обзор) Внешторгиздат, Москва. 1960 стр. 144

8 Внешняя торговля Союза ССР (Статистический обзор) М. Вып. 6 (72), 12(78) 1931г., стр. 19

9 Письма И.В.Сталина В.М.Молотову 1925-1936 гг. Сборник документов. М. Россия молодая. 1995. Стр. 194, 203-204

10 Там же Стр. 198

11 РГАЭ 413.12.402 Л.8

12 РГАЭ 413.12.159 Л.7

13 Там же Л.9

14 Там же Л.19.

15 Там же Л.20

16 Куликов Итоги и перспективы производства зерновых культур. Плановое хозяйство Государственное социально-экономическое издательство М. № 5- 1932 г. Стр. 46

17 Сельское хозяйство СССР. Ежегодник 1935. Государственное издательство колхозной и совхозной литературы "Сельхозгиз", Москва, 1936 стр. 213, 215)

18 Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. (Статистический обзор) Внешторгиздат, Москва. 1960 стр. 144

19 Внешняя торговля Союза ССР (Статистический обзор) М. Вып. 6 (72), 12(78) 1931 г., 6 (84) 1932 г., стр. 19

20 Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. М.: РОССПЭН, 2001. Стр. 80 РГАСПИ Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 16—19. Автограф.

21 РГАСПИ17.162.11 Л.156

22 РГАСПИ 17.162.11 Л.159

23 РГАСПИ 17.162.11 Л.179

24 РГАСПИ 17.162.12 Л.2-3

25 РГАСПИ 17.162.12 Л.9

26 РГАСПИ 17.162.12 Л.93

27 РГАСПИ 17.162.12 Л.109

28 РГАСПИ 17.162.12 Л.107

29 РГАСПИ 17.162.12 Л.115-116

30 РГАСПИ 17.162.12 Л.132

31 РГАСПИ 17.162.12 Л.191

32 Внешняя торговля Союза ССР (Статистический обзор) М. Вып. 1 (79)-6 (84) 1932 г., стр. 19

33 Внешняя торговля Союза ССР (Статистический обзор) М. Вып. 12 (90) 1932 г., стр. 58

34 Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. (Статистический обзор) Внешторгиздат, Москва. 1960 стр. 360

35 РГАЭ 413.12.1185 Л.77 Оперативный отчет о деятельности Восточной конторы Экспортхлеба за 1932 г.

36 Внешняя торговля Союза ССР (Статистический обзор) М. Вып. 6 (84)-8 (86), 12 (90) 1932 г., стр. 58,64,68, 84

37 РГАЭ 413.12. 787 Л.155-156

38 РГАСПИ 17.162.11 Л.138

39 Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. М.: РОССПЭН, 2001. Стр. 188-189 РГАСПИ Ф. 558. Оп. 11. Д. 840. Л. 76-81

40 Сталин и Каганович. Переписка. 1931—1936 гг. М.: РОССПЭН, 2001. Стр. 197РГАСПИ Ф.81. Оп. 3. Д. 99. Л. 81-87

41 РГАСПИ 17.162.13 Л.30-31

42 ГАРФ Р 5446.120.223 Л.1-3

43 РГАСПИ 17.162.13 Л.133

44 РГАСПИ 17.162.13 Л.134

45 ГАРФ Р5446.120.223 Л.3

46 РГАСПИ 17.162.14 Л.28-29

47 РГАСПИ 17.162.14 Л.108

48 Внешняя торговля Союза ССР. Статистический обзор Внешторгиздат Москва-Ленинград 1932-1933 Июль июнь (вып.85-96) 1932-1933 гг. Стр. 19, 26, 27; Ежегодник хлебооборота за 1931-32, 1932-33 и предварительные итоги заготовок 1933 г. Комитет по заготовкам С.-Х продуктов при СНК СССР  Москва. 1934 Стр.68

49 РГАЭ 413.12.1213Л.105-107

50 РГАЭ 413.12.788 Л. 14

51 РГАЭ 413.12. 787 Л.154

Tags: Голод 1932-1933
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments