nesvidomij (nesvidomij) wrote,
nesvidomij
nesvidomij

«Про национальную аристократию и про три основных метода её организации». Ч.35.

«Про национальную аристократию и про три основных метода её организации». Ч.34


. заядлым самостийником, поднимает восстание против этих же самых «господ» под лозунгом, что они есть приверженцами метрополии, предателями самостоятельности, врагами народа и иностранцами. В действительности власть классократических рыцарей – производителей, которая одна может сотворить реальную самостоятельность колоний, ненавистна демократическому метису потому, что она – как власть местная и консервативная – ограничила бы его неограниченные демократические аппетиты и не дала бы ему жить с распада нового государства так, как он до сих пор жил с колониального разложения при старом метропольном государстве.
    Наконец, против этой группы, что единственная способная сотворить с колонии отдельную нацию и государство, выступают не менее заядло – казалось бы, больше всего в этом заинтересованные – местные чёрные. Среди этих разложенных и деморализованных чёрных очень редко находится аристократическое ядро, созвучное этим классократическим жёлтым, возле которого могла бы начаться их территориальная и национальная ассимиляция. Наиболее часто среди местных чёрных вырабатывается чрезвычайная способность к этому, что теперь принято обозначать словом «ориентация». Не в состоянии хорошо отличить одних жёлтых от других; смешивая в своём воображении все эти взаимно себе враждебные и противоположные жёлтые группы – неоседлых купцов, посредников, спекулянтов, оседлых рыцарей производителей, кочующих революционеров, государственных чиновников и т.д. – в одну кучу (например: «буржуев»); видя, наконец, что между этими всеми жёлтыми нет единства  - и лишенные, поэтому, не так как чёрные первого типа, единого  центра притяжения, - чёрные этого второго типа хотят просто от всех своих жёлтых, от всех более активных элементов избавиться. Делают же они это в тот способ, что поддерживают таких жёлтых, которые меньше всего мешают их инертности, пассивности и лени. Но что такими жёлтыми, в зависимости от момента, могут быть разные их группы (иногда это бывает государственный метропольный аппарат, который при помощи «народа» уничтожает местные аристократические антиметропольные движения; иногда это бывают жёлтые революционеры, которые, опираясь на «народ», борются с государственным аппаратом; иногда купцы и посредники, которые нуждаются в чёрных для своей спекуляции и т.д.), тогда чёрные в своих поисках хорошей «ориентации» распыляются в наиболее разнообразных направлениях, прибиваются то к одним, то к другим жёлтым, создают в этом хаотическом смешении с ними большое множество несосчитанных в своих делах метисов и втягиваются этими разными категориями жёлтых в упорную борьбу между собой, тем страшнее, чем больше оторвалось от своего классового, семейного, вообще органического слоя все эти, ищущие «ориентаций», «родства непомнящие Иваны». Только одну группу жёлтых единодушно уничтожают все взаимно себя уничтожающие чёрные. А именно ту группу осевших здесь на постоянно рыцарей – производителей, с которой  в соединении с созвучной группой чёрных, мог быть создан первый основной консервативный национальный класс, а вместе с ним родиться новое государство и новая нация. Уничтожают же они эту группу потому, что она собственно, среди всех жёлтых групп, она наибольше мешает пассивности, инертности и лени чёрных. Потому что во имя своей морали оседлых рыцарей и производителей она требует от чёрных больше интенсивного труда, организованности и творчества, и что, желая создать из себя и чёрных новую нацию и новое государство, она желает заставить чёрных пойти по ненавистной для всякой пассивной массы линии наибольшего сопротивления.
        В результате эта группа жёлтых, которая в первом типе, благодаря своему внутреннему единству и силе, потянула за собой чёрных - тут, лишённая борьбой на все стороны этой силы и не встречая поэтому восприимчивости  среди чёрных и не в состоянии реализовать свой творческий порыв, начинает, как всё в колониях, сама распадаться и гнить. Она замыкается в своём круге и создает из себя омертвевшую касту, которой вся энергия идёт на полную изоляцию себя от окружающего её колониального рабства и хамства.  Весь творческий порыв наилучших и наиболее честных элементов этой касты, лишённой точки реального приложения силы, возвращается в безгрунтовый, оторванный совсем от жизни идеализм.  Одни из них, например, идеализируют метрополию, внося тем в её культуру, элементы распада романтической лжи и мании величия; другие углубляются в прошлое собственного края, отходя в такой способ от её горькой и безнадёжной современности. Большинство, наконец, само демократизируется и, равняясь на демократического метиса ,  начинает «рационально» использовать все эти реальные колониальные возможности, которые обеспечивают ей благосостояние и физическое существование.
    Следовательно – вместо отделения от метрополии, как это приказывали ей её стихийные желания – она начинает наоборот: всё больше тянуться к метрополии. Вместо того чтобы организовать своё государство – поддерживать метропольный государственный аппарат. Вместо того, чтобы добывать себе своей деятельностью авторитет среди чёрных - обеспечивать себе притяжение на свою землю вражеских к чёрным чуждо национальных элементов из метрополии. Вместо того, чтобы по аристократическому ограничить свой империализм сильнейших степенью восприимчивости слабейших чёрных, объединив их и себя одной местной, чёрным понятным, языком, одной общей верой одной общей нацией, одним, делающим независимой их землю, общим государством – она начинает наоборот: по-хамски насиловать, разъединять и раскладывать чёрных, перетягивая их всякими правдами и неправдами на свою отдельную, не местную, «господскую» веру, язык и нацию.
Tags: В. Липинский, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments